21:16 

Я не курила, чес слово

Red_Squirrel
Если ад существует, то он наверное компьютеризирован
Всех с днем Святого Валентина!

Название: Как Дитхард-сан шел в свой кабинет на День Святого Валентина и что из этого вышло
Автор: я, т.е. Red_Squirrel
Бета: я и ворд, ворд и я. Ищу бету одним словом
Дисклаймент:если бы я была Танагучи и владела бы Санрайзом и Клампом... Но увы и ах, поэтому не имею никаких прав. В общем - я ни я, коняка не моя.
Жанр: юмор-стеб-комедия абсурда, AU
Рейтинг не знаю, PG-13 наверное
Персонажи все понемногу.
Пейринг много разных и разнообразных
Предупреждения это полное АУ и ООС, абсурд по своей природе. И еще - много букв
Пояснения
День Св. Валентина очень популярен в Японии.
Традиционным подарком любимому человеку считается шоколад. Его можно купить в магазине или сделать самой. В этот день дарят подарки только девушки. Поэтому в Японии появился еще один похожий праздник, можно сказать, дополнение ко Дню Св. Валентина – Белый день. Он отмечается ровно через месяц, 14 марта. В этот день мужчина должен подарить своей избраннице подарок. Тоже шоколад, только белый (отсюда и название праздника).


Над Икаругой медленно поднималось солнце. В недрах флагмана повстанцев потихоньку начинала шевелиться жизнь. По палубам различного уровня бегал Тамаки, который честно исполнял обязанности местного петуха (очередная идея Зеро, куда деть кипучую энергию этого индивида и заодно пристроить его хоть к какому-то делу), только вместо «кукареку» он матерился, ловко уворачиваясь от летящих в него предметов. Особенно ему доставалось в женских спальнях, куда он заглядывал с куда большим энтузиазмом. Начинался новый день в жизни ОЧР. Все было как обычно…
- НЕТ!
- Да, Зеро-сама, - звонко ответила Кагуя, наплевав на всевозможную субординацию, наступавшая на опешившего руководителя восстания. – Сегодня день Святого Валентина. Не может же быть, что вы про это забыли.
- Э, ну нет, конечно же, - выдавил Лелуш порадовавшись, что маска скрывала его густо красное лицо. Краснеть было от чего. Место главнокомандующего было облеплено розово-красными сердечками. Собственно по всему мостику Икаруги были развешаны бумажные гирлянды из валентинок, мишек и котят.
- Вот и славно! – Сумераги радостно улыбнулась и умильно сложила ладошки. – Как ваша жена я хочу вас поздравить с этим замечательным праздником, и еще раз заверить, что я с вами до конца ваших дней. Пока смерть не разлучит нас.
Почти все присутствующие на мостике Икаруги активно закашлялись и постарались превратиться в хамелеонов. Громче всех кашлял Дитхард, раздраженно прожигая глазами дырки в Зеро и Кагуе.
- Ревнуешь, дорогуша? – ласково пропела Ракшата, выдыхая облачко табачного дыма.
- Кого к кому? – в тон ей ответил бывший журналист.
- Да не волнуйся ты так, - протянула индуска. Порывшись в карманах своего халата, она извлекла на свет божий плитку шоколада в ярко-красной обертке и маленькую валентинку такого же цвета. – Скушай, полегчает. – И впихнула атрибуты Валентинового дня в руки Дитхарда.
Рид выразительно вздернул бровь и оценивающе окинул взглядом Ракшату, мол, как это вообще понимать. Та беспечно пожала плечами.
- Не слышу спасибо. И прочитал бы, что ли.
Дитхард фыркнул и заглянул в валентинку. «С днем Валентина, акула информации. Помни, настоящее извращение – получать удовольствие только от работы. Пусть Камасутра в твоей жизни будет настольной книгой, а не подпоркой шкафа. С пожеланием всевозможных успехов, Ракшата. PS: Книгу одолжить могу, но давать частные уроки не буду»
- Спасибо, и тебе того же. – С максимальным количеством яда в голосе поблагодарил Рид. Ракшата рассмеялась, демонстративно выдохнула дым в лицо бывшего журналиста и, плавно покачивая бедрами, двинулась в сторону терминала, за которым расположился Йошитака.

Рид опять уставился на «супругов». Пока он любезничал с Ракшатой, Кагуя уже успела загнать Зеро в угол и как раз дарила ему очаровательную, явно самодельную, коробочку в форме сердца и вездесущую валентинку.
- С Днем Святого Валентина, Зеро-сама, - щебетала девушка. – Я сама вчера делала эти конфеты и надеюсь они вам понравятся.
- Спасибо… Кагуя, - выдавил несчастный Лелуш. - Я очень тронут.
- Ох, не за что. – Девушка, радостно повисла на шее предводителя ОЧР, и ничуть не смущаясь, чмокнула шлем-маску, в то место где предположительно была щечка.
- Но это еще не все! С.С.-сан, Карен-сан, подойдите сюда, пожалуйста.
- Блин! – ругнулась Кодзуки, пытавшаяся под шумок смыться. Но дорогу ей преградила С.С.
- Куда собралась? – Ехидно спросила Ведьма, и подхватив Карен под ручку, поволокла красную и сопротивляющуюся девушку к Кагуе и Зеро.
- Не все? - предчувствуя что-то очень нехорошее, спросил Лелуш.
- Нет, конечно же. – Кагуя заложила ручки за спину и прокрутившись на каблуках обернулась к С.С. и Карен.
- Давайте, зря мы, что ли, вчера столько трудились?
Под гордым «мы» значилась Карен. Кагуя была идейным вдохновителем и руководителем процесса. С.С. же с извечным пофигизмом и очередным куском пиццы наблюдала за происходящим.
Лелуш с тихим ужасом смотрел на трех девушек. Ехидная усмешка С.С., бурный энтузиазм Кагуи и красная как томат Карен, навевали нехорошие подозрения.
- Дорогой Зеро-сама, - звонко, похоже специально, что бы все слышали, - провозгласила Сумераги, - мы, ваш гарем, хотим вас поздравить с днем Всех Влюбленных и подарить вам подарок от нас троих. – В этом месте, девушка выразительно ткнула Карен локтем.
- А, да. В общем, смотри сам. – Кодзуки протянула небольшой красный пакет.
- Давайте, Зеро-сама, - захлопала в ладоши Кагуя.
- Давай уже, порадуй девушек, - ехидно протянула С.С.
Зеро предчувствуя что-то ужасное, засунул руку в пакет и осторожно, словно змею достал оттуда шелковый халат в стиле «Хью Хеффнер». Случайные зрители, присутствующие на мостике во второй раз за сегодняшнее утро зашлись кашлем.
- Надеемся, Зеро-сама, вам понравилось, - прощебетала Сумераги, трактуя затянувшееся молчание главнокомандующего, как довольно-одобрительное. – Вы ведь нас порадуете и когда-нибудь его оденете.
- Всенепременно. Оденет. Уж я прослежу, - многозначительно промурлыкала С.С.
- С.С.!!!!!!, - возмущенно завопила Карен.
- А что? – удивленно спросила Ведьма.
- Спасибо… дамы, - наконец-то справился с собой Лелуш. Он опять порадовался, что его лицо скрыто под маской, и никто не видит что на этом самом лице написано. – Вы меня… удивили. ТАКОГО мне еще никто не дарил.
- Вот и хорошо, - Кагуя бросила кокетливый взгляд на Зеро. – Если так, то я вас тогда оставлю. - И схватив с пола небольшую, похожую на почтовую, сумку, по цвету совпадавшую с ее коротеньким платьицем, девушка подхватила Оги под локоть и что-то яростно ему нашептывая, увела с мостика прочь. Лулу с облегчением вздохнул.
- Может кто-нибудь уберет это безобразие, - поинтересовался Зеро выразительно кивая на розово-красные украшения развешанные по всему мостику.
- НЕЕЕЕТ! – в один голос взвыли Мутцуки, Аяме и Ичиику. Голоса у них был громкие и предводитель восстания на миг оглох.
- Зеро, дорогуша, это же день Святого Валентина, - поддержала их Ракшата. С.С. одобрительно фыркнула. Карен, уже не помидорно-красная, усиленно закивала головой. – Должен же в жизни быть праздник, - продолжила ученная.
- Вам мало Нового Года по Британскому, Староевропейскому и Китайскому календарю? И вечеринок по поводу удачных операций? – уточнил Лелуш
- Конечно мало, - искренне возмутилась Ракшата, усевшись на терминал, так что бы Йошитаке было видно все ее декольте и заложила ногу за ногу. – Это праздники для всех. А когда же еще вспомнить про то, что мы, – она выразительно указала мундштуком трубки на себя, - женщины. Что нас надо любить, холить, лелеять… Что в мире есть любовь и связанные с ней радости, - прицельная стрельба глазами по Йошитаке. – Я бы вообще хотела предложить отмечать еще один замечательный праздник – его свято почитают мои коллеги из Московско-Украинско-Белларуской области Евросоюза – Международный Женский День 8 Марта. В этот день они чествуют своих женщин… Хотя напиваются точно так же как и на все другие свои странные праздники, но хотя бы с приличным поводом.
- Ракшата, - принял театральную позу Зеро, взмахнул руками, надеясь, что эта зарядка приведет его мозг в нормальное состояние, и он сможет достойно ответить. Все замерли, ожидая пышной речи. Но ее не последовало. Молчание затягивалось. – Если ваше женское существо так радуется вот этому…, - «Безобразию, фигне, мусору», - этим атрибутам праздника, то кто я что бы вам запрещать. – «Женщины иррациональные и сумасшедшие создания». – Но что бы сегодня в 24:00 этого не было – лично проверю!
- Самодур, - констатировала Ракшата. - И как твой гарем тебя терпит…
На этой радостной ноте Дитхард решил что с него хватит и отправился в свой офис –работать. Раз уж другое недоступно.
Но далеко не ушел. Проходя мимо ближайшей каюты он услышал радостные вопли. Любопытство, как известно, черта присущая не только мифической Варваре, но и всем журналистам. Рид заглянул в комнату и увидел, как Оги Канаме исполняет танец африканских племен юмба-юмба (да, в молодости Дитхард работал в Африке). При этом счастливый заместитель Зеро радостно размахивал красной валентинкой.
- Канаме, мне санитаров вызвать? – осторожно спросил Рид.
- А, о эээ. – Оги смущенно застыл в каком-то уж особо эффектном па. – Нет, спасибо, не надо, я тут радуюсь.
- Заметно. – Буркнул Дитхард. – Чему позволь узнать.
- Мне Она написала, - Канаме радостно помахал валентинкой. – Отправила в концерн Сумераги и через Кагую передала. Умница моя.
- Понятно. – Кто такая Она, Рид знал. Собственно, об этом знала, кажется, каждая собака в Ордене. Да уж, у благородных дам типа Виоллеты явная тяга к маргиналам типа Оги. Или может тут врожденная женская жалость? А кто ж Дитхарда пожалеет? – Радуйся дальше. Не буду мешать.
С этими словами Дитхард с еще большим желанием усесться за работу продолжил свой путь к офису.
И чем дальше он шел тем хуже становилось настроение – коридоры и двери были облеплены сердечками и шариками, счастливые физиономии ОЧР с валентинками…
- О, Рид! – из мрачного раздражения его вытащил раскатистый голос Апель… Джеремии, то есть. Дитхард с опаской посмотрел на бывшего пуриста, но не увидев у него ничего красно-розового, успокоился. Похоже и его тоже обошло стороной сегодняшнее Валентиновое безумие. А хорошее расположение духа у Готвальда могло быть и просто так.
- Готвальд, у вас дело?
- Нет, - Апельсин пожал плечами, - просто удивился, увидев вас таким озабоченным. Сегодня же …
- День Валентина, я в курсе.
- Зря морщитесь, отличный праздник! – Джеремия радостно хлопнул в ладоши. – Я вот тоже раньше этого не понимал
- А сейчас поняли?
- ДА! Леди Сумераги передала мне послание от моей милой Ан… Кх, девушки, которой я очень заинтересован. Она написала, что ждет не дождется нашей встречи и … В общем я очень счастлив. – Джеремия в порыве чувств хлопнул бывшего журналиста и продюсера по плечу. Дитхард тихо охнул – восторженный полукиборг силы своей с хрупкостью гомосапиенс не соизмерял.
- Очень рад за вас, - прошипел Рид, тихо мечтая о спокойном, пустынном офисе. И да, о бутылке виски… Хотя, нет утро только, рано еще. И потом, если быстро добраться до офиса, и больше ни на кого не наткнуться, то можно будет загрузиться отчетами и успокоиться.
- Ох, и меня начинают мучить сомнения и угрызения совести, - как нив чем не бывало вещал Джеремия. – Имею ли я право… Понимаете, она такая хрупкая, особенная, нежная, чистая. С тяжелой судьбой. Конечно, ей нужна крепкая мужская рука, на которую можно было бы опереться, сильное плечо, в которое она могла бы поплакаться и широкая спина, что бы спрятаться от всего мира. – Готвальд сделал драматическую паузу. Дитхард закатил глаза – похоже, Апельсин своим вторым призванием почитал театрально-ораторское искусство. Хотя вот размышления были Риду до чертиков знакомы. - Но она так молода – сущий ребенок. – «Где-то это уже было», мрачно подумал Дитхард. - Я боюсь, что не достоин, что слишком стар для нее – разница в 13 лет это знаете ли не шутки. – «А разница в 17 это как?», - тихо сатанел Рид. И тут его взгляд упал на странный оранжевый предмет за обшлагом воротника сюртука Джеремии. Присмотревшись, Дитхард мысленно ругнулся – это была валентинка ярко-оранжевого – апельсинового – цвета.
- Позвольте, - проворными пальцами, с прямо таки шулерской ловкостью бывший журналист вытащил интересующий его предмет.
- НЕПОЗВОЛЮ! – моментально взревел Джеремия, вырвав несчастный оранжевый кусок картона. – Что вы себе вообще позволяете?!!
- Как я и думал, валентинка, - мрачно подытожил Рид. Самое интересное – подпись – он уже увидел. – Леди Альстрим, надо полагать, девушка очень оригинальная.
- Ам-э-э, вы… вы. – Джеремия хватал воздух ртом, но быстро взял себя в руки. – Дитхард, я надеюсь на вашу порядочность. - Рид выразительно поднял бровь. «Что? Порядочность? У меня? Откуда?» - Мне дорого имя моей дамы и я не позволю вам его опорочить. И…
- Джеремия, - Дитхард устало вздохнул, - мне нет дела до ваших амуров с 6 Рыцарем. –Когда всплывают вопросы чести и имени Апельсин становился неуправляемым, так что лучше его не злить. По крайней мере, пока.
- А теперь с вашего разрешения, у меня в отличии от вас, есть работа, которую в независимости от всяких идиотских праздников надо делать. И никто кроме меня на это не способен.
Не дожидаясь ответа, Рид продолжил свой нелегкий путь к спасительному офису. Пройдя большую часть так ничего и не встретив (ну не считать же бурно целующихся Тибу и Тодо, пусть благородный самурай и сжимал в кулаке что-то красное некогда бывшее валентинкой) он расслабился. Как оказалось совершенно зря.
- Сволочь! Убью! – Дитхард поспешил на крики. Влетев в очередную каюту Икаруги, он узрел картину маслом. Джоу Ксианлин пыталась прибить Тамаки, который прятался за Асахиной, из-за чего Шисайкен огребал по полной, но почему-то с безумно довольной физиономией.
- Ты, - далее следовал набор китайской тарабарщины, - уберись с моей дороги и я, - еще одно обращение к могучему китайскому, - этому, - завершающий штрих непонятной китайщины.
- Блииин, ну не знал я, не знал, - вопил Тамаки. – Ну не хотел, виноват, исправлюсь, больше не буду. Асахина, спаси меня от этой ненормальной.
- Ксианлин! Отставить! – Дитхард чуть не подпрыгнул от громкого окрика. Оказывается пока он любовался красивой сценой (мечта большей половины ОЧР прибить Тамаки), у него за спиной нарисовался Синькэ.
На командирский зов девушка обернулась. Тамаки облегченно вздохнул и осмелился выглянуть из-за спины Асахины. Шого же тихонько сполз на пол и с искренним восхищением уставился на Джун.
- Джун, - почти ласково начал Синькэ, - ты сейчас где должна быть?
- Вместе с Хон Гу заниматься проверкой новой партии вооружения для Гун-Ру в ангаре УН. – Осторожно ответила китаянка.
- Так почему ты тут, а не там? – холодно осведомился Ли.
- Потому что… - Джун замялась и покраснела.
- Да почему, - усмехнулся уже пришедший в себя Тамаки. – Вместо того, что бы проверять оружие ты тут меня избиваешь
Ксианлин бросила испепеляющий взгляд на болтливого ОЧРовца. Тот только оскалился, понимая, что в присутствии шефа бить его не будут.
- Спасибо, Тамаки, - с металлом в голосе продолжил Синькэ. – Джун, позже разберемся, а сейчас шагом марш в ангар помогать Хон Гу.
- Слушаюсь, - щелкнула девушка каблуками.
- Да, шла бы ты, Джун. Правильно вы ее, Синькэ, с бабами так и надо. Вечно на них положиться нель… ууууууй! – Тамаки неосторожно попал в достижимость Ксианлин, за что и получил – изящной ножкой, в сапоге на 10 сантиметровом каблуке, по физиономии.
- Вау, - выдал наблюдавший с пола Асахина. – Какая женщина…
Дитхард посторонился, когда решительная, как танк, Ксианлин протопала мимо. Правда, не сделав и трёх шагов, она хлопнула себя по лбу и развернулась.
- Прошу прощения, совсем забыла. – Она извлекла из внутреннего кармана формы две валинтинки.
- Лорд Синькэ это Вам. - Она протянула одну начальнику, а потом, заглянув в каюту, метко запустила красное сердечко в Асахину. И с абсолютно независимым видом (я тут совсем ни причем, я таких глупостей не делала) поспешила прочь, надо полагать служить Китайскому народу.
Шисайкен в полете поймал открытку и, поправив чудом неразбившиеся очки, сразу же уткнулся в нее.
- Джууууун, меня подождиии, - счастливо завопил Шого и поспешил вслед за китаянкой.
Дитхард опять подумал про бутылку виски.
- И так, Тамаки, что у вас тут произошло. – Синькэ тем временем сел на диванчик и с любопытством посмотрел на главную занозу ОЧР. Рид устроился на стуле, ему тоже было интересно.
- Рассказывайте, мне любопытно узнать, что вы такое сделали, что Джун на вас так разозлилась.
- Да ничего особенного. – Буркнул Тамаки, утирая разбитую губу. – Ну, съел конфеты, которые она для Асахины приготовила, разве это повод убивать.
- Не убивать, а просто покалечить. – Миролюбиво улыбнулся Ли. – И да, повод. Если она сама их сделала, то это первый раз на моей памяти, когда Ксианлин взялась за поварешку. Ладно, идите уже в медпункт.
Тамаки пробурчал что-то невнятное и вышел. Дитхард только покачал головой. Ли тем временем прочитал валентинку и небрежно сунул ее в карман. «Хоть один вминяемый человек», - устало подумал Рид.
- И чего это все так моей личной жизнью озабочены, - пробурчал между делом Синькэ.
- А что такое, - встрепенулся Дитхард.
- Ничего, - махнул рукой китаец, - просто это уже 3 за сегодняшний день валентинка с пожеланием устройства личной жизни. И указанием того, что столько работать вредно для здоровья.
- Знакомо, - согласился Рид. – И почему наши женщины так носятся с этим дурацким праздником!
- Очевидно хотят любви, - предположил Ли. – А когда женщина чего-то хочет, то это страшно…
- Синькэ, а не хотите ли вы виски? – неожиданно даже для себя, предложил Дитхард. Почему-то ему в данный момент было не жаль поделиться благородным (настоящим, из Шотландии) ржаным напитком. Наверное, потому, что Синькэ хоть его понимал. Причем, по многим статьям.
- Рано еще, - задумчиво проговорил Ли, - а впрочем, можно немного.
- Я много и не налью. Пошли?
- Пошли.
Оставшаяся дорога прошла без эксесов, но уже на подходе каюте, которую Дитхард гордо именовал офисом, стали слышны девичьи голоса. Рид почувствовал неладное и ускорил шаг.
- Нет, я это не сделаю, не смогу, - звучало тихое, совсем еще детское сопрано Тьян Дзы. Ли тут же обогнал бывшего журналиста и чуть не бегом кинулся к двери
- Почему это не сможешь – это же просто! Берешь и отдаешь! - Не узнать звонкий голосок Кагуи было невозможно. – Я так уже сто раз делала.
- Да, но ведь ему ты еще не отдала…
На этом мужчины ворвались в кабинет. Девушки испуганно взвизгнули. Тьянц Цзы похоже по привычке, а Кагуя хлопнулась с Дитхардовского кресла на пол и с тихим ужасом смотрела на владельца кабинета из-под стола.
- Что. Здесь. Происходит? – Прошипел Рид. Эта паршивка заразила всех своей Валентиновской истерией, ничуть не стесняясь, шурует по его кабинету, еще и подругу притащила, и при этом смеет невинно на него еще смотреть своими зеленющими глазами…
- Э-э-э, ничего такого, Дитхард-сан. – Кагуя выбралась из-под стола и плюхнулась в кресло Дитхарда, чем заработала еще один убийственный взгляд. Рид нахмурился, ему показалось или Сумераги что-то от него прятала. Хотя, беспокоится особо было не о чем – у него не было привычки оставлять важные документы на столе, а все ящики он закрывал на ключ. Не паранойя, всего лишь предосторожность. Как показала практика – не лишняя.
- За «такое», Кагуя-сама, у вас были бы проблемы. И так, я жду. Что здесь происходит?
- Я же уже сказала, ничего, - вздохнула Кагуя и встала из-за стола. – О, Синьке-сан, и вы тут. Как удачно. Тьян Цзы-сама как раз хотела вам кое-что важное сказать.
- Нет! Не хотела, - испуганно воскликнула девушка, - В смысле да. И… И… Кагуя, ты первая!
- Я?! – японка с удивлением уставилась на подругу.
- Ну, да. Ты же сто раз это делала.
Дитхард чувствовал, как у него начинает нервный тик. Эти две… паршивки кажется вернулись к прерванному разговору. Он оглянулся на Синьке. Тот только пожал плечами. Оба мужчины почувствовали себя полными идиотами.
- Ну делала, но, но. – Кагуя похоже не знала что ответить Тьян Цзы. Девушка замолчала, а потом нахмурилась будто приняла важное решение. – Хорошо, ты права. Но потом ты тоже это сделаешь!
- Дитхард-сан, - Сумераги уверенным боевым шагом подошла к начинающему закипать Риду, - нам нужно поговорить, наедине, поэтому давайте выйдем.
- Я. Никуда. Не. Пойду. – чеканя каждое слово, ответил Дитхард, угрожающе нависая над невысокой девушкой. – Это мой кабинет, и я никуда не собираюсь отсюда уходить. Кто сейчас отсюда уйдет, так это вы Кагуя-химе! – до крика он еще не дошел, но все равно голос прозвучал чересчур громко, что в купе со зверским лицом и нервным тиком выглядело, наверное, устрашающе. В любом случаи Тьян Дзы с испуганным «ой!» моментально очутилась за спиной у Синькэ, крепко вцепившись в его руку.
- Госпожа Тьян Цзы, не бойтесь. – Мягко рассмеялся Ли, пытаясь вытащить девушку из ее укрытия. – Дитхард всего лишь в плохом настроении. И потом, я же тут – так что вам нечего бояться.
- П-правда, - тихонько пролепетала императрица Китая, - Но, но… Он и в хорошем настроении страшный.
Дитхард мееееедленно повернул голову и уставился на девочку.
- Спасибо вам, Ваше Императорское Величество за такую лесную оценку. – Дитхард был близок к тому, что бы что-то сломать.
- Госпожа Тьян Цзы, думаю, у вас было плохое первое впечатление о Дитхарде. И потом, - Синькэ привычно опустился на одно колено перед девушкой. – Я не позволю никому обидеть вас. – Закончил он с нежной улыбкой.
Тьян Цзы неуверенно улыбнулась и чуть покраснела.
- Я знаю, - тихо проговорила она. И порывшись в складках платья протянула Ли небольшую валентинку. – Это тебе, - заливаясь жарким румянцем, пролепетала она и уткнулась взглядом куда-то в пол.
- Госпожа Тьян Цзы, - только и смог сказать Синькэ. Он бережно развернул открытку и тоже покраснел. – Спасибо Вам. – Ли бережно взял маленькую ручку императрицы и чуть сжал ее, - Спасибо, вы даже не представляете, как много это для меня значит…
- Правда? – Тьян Цзы осмелилась поднять голову и взглядом с карими глазами в которых плескалась нежность и что-то такое от чего становилось хорошо. Она неуверенно улыбнулась и…
- Как трогательно. – Мрачно подумал вслух Дитхард, внезапно почувствовавший себя самым несчастным человеком на планете. Синькэ – единственный кто мог его понять, тоже поддался массовой истерии, а источник всех бед Рида стоит перед ним и укоризненно хлопает зелеными глазами.
- Дитхард-сан! – Кауя недовольно дернула его за рукав. – Вот бы вам сейчас промолчать.
Но красота момента была упущена, Синькэ и Тьян Цзы покраснели еще больше, хотя это казалось невозможным.
- С какой стати я должен молчать – это мой офис, в котором я собирался работать. – «Напьюсь, как только их всех спроважу – напьюсь, плевать, что только утро».
Синькэ приподнял бровь на замечание про работу. Но промолчал.
- Ну, что же. Тогда, Дитхард, я к вам позже зайду, - пообещал Ли. Сказано было таким тоном, что нет – не зайдет. Пропадет в недрах Икаруги со своей Тьян Цзы. Как в подтверждение этих мыслей, Синькэ поднялся с колен и протянул руку маленькой императрице.
- Не будем мешать Дитхарду своими разговорами, госпожа Тьян Цзы.
- Да, не будем, - кивнула девушка, принимая руку своего генерала. – Кагуя, удачи. – Уже в дверях обернулась она и помахала рукой подруге.
- Дитхард-сан, еще немного, и у вас пар из ушей пойдет, - сообщила Сумераги, когда дверь за китайцами закрылась.
Дитхард бросил на Кагую еще один убийственный взгляд.
- Так что вы тут делали? Вернее, что ТЫ делала у моего стола? Какого черта ты вообще это все устроила!? – Шипел Рид наступая на девушку, в результате чего та уперлась в его рабочий стол.
Его хваленная выдержка сегодня, похоже, взяла выходной. Дитхард уже давненько так не выходил из себя. Последний раз был, когда Кагуя выступила против его идеи выдать Тьян Цзы замуж за японца. Хотя тогда это были цветочки, сейчас… Сейчас была злоба и раздражение на эту Кагую и все ее идеи. Да что же в ней такого, что она так великолепно играет на его нервах? Никто и никогда не умудрялся так доводить Дитхарда. И черт возьми, когда это все началось? Во время годичного пребывания в Китае Кагуя была как успокоительное для всех сбежавших из Японии ОЧР. Ее вера в Зеро, ее идеи как поддержать отчаявшихся взрослых, извечное «когда я выйду замуж за Зеро» были спасательным кругом, клеем, что удерживал разношерстную компанию беглецов. Так, когда же, когда же это все стало раздражать до неимоверности. Разве сам Дитхард не возился с ней тогда, когда уже совсем хотелось биться головой об стенку от беспомощности? Так почему же сейчас ему иногда хочется придушить вот это зеленоглазое существо все время агитирующие за «любовь во всем мире»?
Раскрасневшаяся Кагуя вжималась в крышку стола и огромными глазами смотрела на злого Дитхарда.
- Что я устроила, Дитхард-сан? – прошептала она.
- Это, этот дурацкий праздник с валентинками и массовой истерией. ОЧР превратился в какой-то дом свиданий. И это все твоя вина.
- Да как вы смеете?! – сразу оседлала любимого конька девушка. – День Святого Валентина это замечательный праздник. То как люди, как вы выразились, впали в массовую истерию, это значит, что он еще и нужный. – Теперь уже Кагуя наступала на Дитхарда, прижав руки к груди и сердито нахмурив брови. - Когда же все вспомнят про людей, которых любят. Когда же еще женщинам напомнить своим глупым мужчинам что они их любят и хотят быть любимыми. – На глазах японки выступили слезы, - когда девушке еще признаться, что она любит?
Они замерли на середине комнаты, уставившись друг на друга, каждый уверенный в своей правоте. Кагуя не отводила взгляд и Дитхард разрывался между двумя противоположными желаниями: накричать на нее, что бы перестала заниматься глупостями и заодно перестала на него так смотреть, и обнять эту глупую девочку.
- Вы спрашивали, что я тут делала? Так вот – знайте. – Японка открыла висящую у нее на плече уже знакомую почтовую сумку и достала от туда самодельную коробку конфет с приделанной к ней валентинкой. – Я вчера пол ночи угробила, пока делала – и хотела вам подбросить в ящик стола. – Всхлип, - думала, что так хоть что-то поймете, - второй всхлип, - дурак вы этакий!
- Мне? – тупо переспросил Дитхард уставившись на розовую коробочку.
- Вам, а кому же еще – черный шоколад с цукатами? А вы дурак ни чего не видите и не понимаете.
- С цукатами? Ты что специально, мой любимый шоколад? – Кагуя кивнула. Рид подумал что это похоже на какой-то фантасмагорический сон. – Откуда ты вообще знаешь?
- Наблюдала. Я много чего знаю: какой кофе и какие блюда вы любите, ваше любимое изречение, как вы хмуритесь, когда думаете, как вы улыбаетесь, когда думаете что никто кроме вас чего-то не знает…
- Ка… Кагуя?
- Уже 15 лет как Кагуя! Хоть бы обратили на это внимание. И прочитайте уже валентинку.
Дитхард неуверенно развернул открытку. На светло-розовой бумаге изящным почерком Кагуи значилось: «Самому глупому и главному человеку в моей жизни. С любовью, Кагуя Сумераги».
- Ну, скажите что-нибудь. – Девушка с абсолютно несчастным видом смотрела на бывшего журналиста.
А Рид завис. Он медленно осознавал происходящее. Целое утро он бесился и завидовал всем и вся, потому что единственная девушка, которая последнее время, занимала его мысли, была на 17 лет младше и называет мужем Зеро. Ревновал и завидовал. Причем, похоже, ни для кого тайной это не было. И вот, пожалуйста – «самому важному человеку» и «с любовью». Он медленно оторвал взгляд от валентинки и посмотрел на Кагую. Кажется, она никогда не была такой красивой – раскрасневшаяся, с влажными зелеными глазами, в которых так хорошо тонуть, растрепавшиеся черные волосы, закушенная нижняя губка…
- Не молчи уже, - тихо прошептала она.
- А Зеро? – справился с первыми эмоциями Дитхард
- Зеро? – Кагуя пожала плечами. – Ну, все и так знают, что мы с ним пара только на словах. Может когда-нибудь он на мне и жениться, из-за моего статуса. В любом случаи, не думаю, что он будет против, если я буду любить кого-то другого. В конце-концов, так всегда и поступают когда женятся из-за долга – и у мужа и у жены любовники и все живут мирно и никому не мешают.
- Любовники? – Дитхард с удивлением посмотрел на девушку.
- А вы думали, эта валентинка – шутка. – Сумераги нахмурилась. – И хватит увиливать от ответа! Если я вам не нравлюсь, так и скажите.
- Я не увиливаю, - вздохнул Дитхард. – И ты мне нравишься, даже очень. Хотя и не должна, потому что это статья и слегка попахивает извращением.
- Я гражданка 11 Зоны – у нас возраст согласия 13 лет. Мы на территории Китая – здесь возраст согласия 14 лет. И вообще, настоящее извращение это получать удовольствие только от работы. И потом, я не понимаю эти предрассудки – я могу быть главой многомиллионного Концерна, представлять один из кланов Киото и не могу любить понравившегося мне человека! Ох уж эта гаэдзинская логика.
- Возраст согласия? – Дитхард закатил глаза. – Может, не будем пока торопить события.
- Не будем, - серьезно кивнула Кагуя, - я пока не готова. Но это на будущее, что бы вас не мучила совесть и не развился комплекс не полноценности. Ой, так это значит… Значит вы не против, то есть…
- Да, да, это значит что я не против, хоть я уверен, что очень скоро об этом пожале…
Договорить Дитхард уже не смог, потому что радостная Кагуя повисла у него на шее и залепила ему рот поцелуем. Хотя бывший журналист был этому только рад.

***
Ровно через месяц на Икаругу пришло 14 марта. Мужская составляющая тихо взвыла – они недавно пережили 8 Марта (женская половина Ордена просто поставила их перед фактом – мы вам стол и выпивку, вы нам подарки и поздравления). Но тем не менее встретили этот тяжелый день они стойко.
Зеро, правда, благополучно забыл поздравить свой гарем, на что девушки нисколечко не обиделись. С.С. было все равно, Карен получила через концерн Сумераги букет белых орхидей от Джино, а Кагуя привселюдно заявила, что «такой великий человек как Зеро-сама не может помнить обо всяких мелочах».
Правда, в отличии от своих «коллег по гарему», ей действительно было нечего переживать Во-первых, стопка плиток белого шоколада от ОЧРовцев которым она дарила валентинки в качестве знака внимания (Синькэ, Тодо, Асахина, Оги, Йошитака, Кенто, Джеремия и Тамаки). Во-вторых, Дитхард… Бывший журналист делал все со вкусом – с утра корзина белых роз под дверями комнаты, днем коробочка конфет, а на вечер был запланирован романтический ужин.
Остальные женщины ОЧР и не только, от недостатка внимания тоже не страдали. Ракшата радостно мурлыкала какой-то навороченной схеме и белому кисету с любимым табаком. Тиба увлеченно тискала белого медвежонка. Ксианлин мурлыкала от самодельных шоколадок мэйд бай Асахина, который в отличи от нее оказался хорошим поваром. Тьян Цзы ни под какими уговорами не сознавалась, что ей досталось, но по довольному личику Императрицы было видно, что подарком она осталась довольна. В подвале Академии Ашфордов Виллета танцевала лезгинку, прижимая к груди красивую белую шелковую комбинацию. На это все смотрели Сайоко ака Лелуш и Ролло. Ниндзя только вздыхала – ей предстояло вручить около двадцати шоколадок девушкам приславшим свои валентинки Лелушу. Ролло просто недоумевал. Где-то в кабине Мордреда Аня фотографировала как она многозначительно и со вкусом чистит и ест апельсин из корзинки, доставленной через Концерн Сумераги от Джеремии. Лучшие кадры выкладывались в дневник, что бы порадовать Готвальда. Одним словом, в мир пришла весна.

@темы: фанфик, Code Geass

Комментарии
2009-02-16 в 02:43 

~Empire of Fanon~ Настоящая принцесса не носит корoн
Поздравь меня, я смогла дочитать!
Скажу сразу, сам по себе фук неплох, порадовали любимые пейринги.
Так же испытала радость за каждого персонажа. :crazb:

2009-02-16 в 14:25 

Red_Squirrel
Если ад существует, то он наверное компьютеризирован
Alice Lamperouge
Спасибо что хоть дочитала
Поздравь меня, я смогла дочитать!
это надо понимать так что читать было тяжело, скучно и долго:upset:
Хорошо хоть пейринги порадовали
сам по себе фук неплох
сам по себе? а в чем плох? жду тапков

2009-02-16 в 15:38 

~Empire of Fanon~ Настоящая принцесса не носит корoн
Red_Squirrel неа, просто до этого я читала не такие длинные фики, я даже на этом так долго долго не пыхтела. Это конечно хорошо мнооого текста на радость почитателем, но было бы короче, было бы подругому. Я думаю многие не смогли дочитать из-за того что он был очень длинным! А я такой человек, что уж если начала читать, так закончи до конца!
Ценю Ваш труд!
Я плохой критик,поэтому ловите мягкие пушистые тапочки :gigi:

но мне кажется слишком много героев Вы впихнули, вот он и растянулся
Немного Краткости! ;-)

2009-02-16 в 15:46 

Red_Squirrel
Если ад существует, то он наверное компьютеризирован
Alice Lamperouge
спасибо за критику.
Наверное вы правы - насчет длины, но так как героев много, короче не выходило. А героев наверное много было потому, что хотелось напомнить - в КГ есть другие отличные и яркие персонажи кроме Лулу, С.С., Сузаку и Нанали (хотя каждого из них я по своему люблю).
Спасибо вам за труд читателя

2009-02-16 в 15:51 

~Empire of Fanon~ Настоящая принцесса не носит корoн
Red_Squirrel можно было бы разбить в серию с короткими историями.

Несомненно есть читатели, которые любят персов второго плана!
А вам спасибо за творение, а то читаю все на инглише!

2009-02-16 в 15:54 

Red_Squirrel
Если ад существует, то он наверное компьютеризирован
Alice Lamperouge
можно было бы разбить в серию с короткими историями
ага, и назвать это: "Как Дитхард-сан шел в свой кабинет на День Святого Валентина и что из этого вышло":lol:

2009-02-16 в 15:56 

~Empire of Fanon~ Настоящая принцесса не носит корoн
Red_Squirrel тоже весело! :crazb:

2009-02-20 в 00:33 

hitamyu
не мог бы ты
я тоже прочла *__*
дитхард х кагуя тема раскрыта просто супер! :vo:

2009-02-20 в 15:02 

Red_Squirrel
Если ад существует, то он наверное компьютеризирован
Mr. Bushido
спасибо:). Рада что понравилось:sunny:

   

Коалиция Всепейринги. Пристанище для любителей редких гетных пейрингов.

главная